Наши услуги

Стихи на заказ
Заказать письмо
Поздравления в стихах
Переделанные песни
Оригинальные тексты
Копирайтерам
Контакты

Романтика и любовь

Стихи о любви на фото
Признания в любви
Читать истории
Комплименты
Приглашения

Мысли вслух

О виртуальной любви
Проза о жизни онлайн
Интимные откровения
История странной любви
Крыму посвящается
Стихи о жизни

Новое на сайте

Стихи в разлуке
СМС на ночь любимому
Любимому человеку
Страстные СМС мужчине
Образец письма девушке
СМС мужу на работу
Песни-переделки

Современная проза о жизни - Рецепт

Современная проза о жизни

От автора

«Рецепт» - это просто набор необходимых ингредиентов для создания настроения. Всего лишь робкая попытка заглянуть за край, посмотреть на мир чуть-чуть другими глазами. Ни к чему не обязывающий императив. Был бы я писателем, то оформил бы свои мысли более талантливо и аккуратно, интригующе, но, увы, я - не писатель, просто пробую, а вдруг моё? Поэтому, прошу Вас, не судите строго, простите мне мелкие погрешности и ляпы, которые, возможно, присутствуют в тексте. Не стреляйте в музыканта, он играет, как умеет. Спасибо вам за уделённое моему рецепту время. Буду искренне рад комментариям.

С уважением TinQ


Рецепт

- Здравствуйте, посчитайте, пожалуйста, ведро синих, полведра оранжевых и три килограмма разноцветных бабочек. У нас праздник скоро, нужно украсить жизнь… Что, что? Пузырьки? Какие? … ааа, которые щекочут нос - домашние, как в детстве, и хочется то ли рассмеяться, то ли чихнуть… Да, да, давайте! Заверните, пожалуйста, пять фунтов. И ещё три галлона консервированных салютов, пожалуйста… ну, и гулять, так гулять - три изюминки: с горчинкой, сладкую и одну без косточки. Что же я ещё забыл? Ну, конечно! Пять пластинок свежего ветра… нет, нет, того, который издалека… да, вот эти, спасибо!

Продавщица, склонная к сюрреализму, немолодая женщина с яркими, как солнечные зайчики, глазами, ловко перетягивает кулёк с пузырьками и аккуратно кладёт его в пакет рядом со спящими бабочками. Сухой шелест целлофана обыденно заглушает ожидание в душе.

Я вежливо улыбаюсь совсем ещё юной продавщице с глазами трёхсотлетней ведьмы и с явным усилием отрываю полный пакет от прилавка. Одна из бабочек проснулась и осторожно выглядывала из-под упаковки с ветром. Её слепила ажурная люстра, освещавшая торговый зал, тускло отражавшаяся в поверхностях пластиковых витрин.

Мои шаги приглушенным эхом блуждали среди полок с товарами, а спина то покрывалась льдом, то пылала раскалёнными гвоздями, чувствуя взгляд молодой старухи или древней девчонки? С этими ведьмами никогда нельзя быть уверенным наверняка. Особенно в том, что касается возраста.

Я перехватываюсь поудобнее и всерьёз задумываюсь, каким образом дотащить всю эту кучу домой, желательно при этом, не мешая пузырьки с ветром. Они всегда смешиваются, не везёт мне с ними! Каждый раз.

Колокольчики тихо звенят, потревоженные открывающейся дверью, и под этот еле слышный перезвон я вдыхаю первый и самый сладкий глоток свежего воздуха. Ночной бриз тут же жадно набрасывается на моё дыхание, прогоняя навязчивый запах карамели, колбасы и выпечки из магазина. Он цепляется за края моей шляпы чьими-то туманными воспоминаниями и, так и не дав распробовать вкус чужой жизни, рваными лоскутами растворяется в небытие. Я, чуть перекосившись под тяжестью пакета, выхожу на залитую лунным светом улицу Города. Семиугольная плитка тротуара цепляется в памяти за обрывки прежних любовных романов, но лист остролиста, лениво ползущий с мягким июньским ветром, безжалостно отсекает всё лишнее и уносит мои мысли к дальним рекам и озёрам осоки.

Я провожаю взглядом лениво скребущий плитку тротуара лист, а тяжёлая реальность пакета не даёт мыслям заблудиться в мечтах и воспоминаниях, настойчиво оттягивая правую руку и напоминая мне о неотложности запланированных дел.

Три часа прогулки по Городу, в летнюю ночь, да налегке - вполне себе приятное времяпровождение, но прогулка, обременённая хрустящим целлофановым проклятием, чьи ручки безжалостно режут ладонь, то и дело, намекая на то, что вот сейчас, вот именно сейчас они ка-а-ак порвутся, удовольствие довольно сомнительное. Перед глазами навязчиво мелькает картина катящихся по мостовой свёртков и банок, и всё, что бьётся, - разобьётся. Всё, что катится, – укатится. И я, в панике мечущийся по улице и собирающий остатки достоинства и продуктов. Нет, такое развлечение мне определённо не по вкусу, больше не буду столько набирать, лучше прогуляюсь лишний раз, честное слово - не буду.

Вот же блин! Не хватало мне ещё этих дурацких переживаний по поводу рвущегося пакета с поклажей. Бред какой-то. И, как на зло, ни одного такси поблизости. Даже тени такси - и той нет. Час пик у них, что ли?!

… Аааа, дааа, сегодня же прибыл Император Такси, и все такси Города собрались на Площади Восьми Планет. У них праздник. Нет, до дома мне добираться сегодня придётся пешком. Может, на автобусе? Или ещё на каком-нибудь средстве общественного транспорта? Но та часть города, в которой я находился, была лишена любого колёсного маршрута. Пешеходная зона - даже выхода в метро ни одного нет, как назло, блин. Может, попадётся какой-нибудь трамвай? Эти безумные повозки умудряются забираться туда, куда даже пешеход не попадёт, не переломав ног. И это, несмотря на свою смешную привычку\зависимость следовать проложенным рельсам.

И почему кто-то решил, что трамваи самые закабалённые рабы судьбы во всей вселенной? Фигу! Они одни из самых непостижимых существ. Рельсы ведь можно прокладывать по всякому, и путь выбирать тоже по-разному можно. Всё зависит лишь от желания и концентрации идиотизма. А вот троллейбусы им завидуют. Все троллейбусы немного безумны – они тоже двигаются по рельсам, только их рельсы выглядят по-другому. Зато у них женские души. Кто бы мог подумать, огроменный троллейбус и с нежной женской душой, надо же, вот ведь как бывает! А с другой стороны, может, именно поэтому они чуточку безумны? Впрочем, трамваи с женскими душами тоже не редкость, поэтому большинство трамваев такие безнадёжные романтики, грезящие о космосе, других планетах и фантастических приключениях… Определённо, всё, что движется по рельсам, безумно! И чем ярче блестят рельсы, тем повозка безумнее. Я знаю, я проверял!

… Лунный свет падает на окна и стекает по стёклам, капает с карнизов и собирается в лужи, пряча впадины и трещины, маскируя возраст мостовой. Притушенный свет газовых фонарей смешивается с отражением Луны и расплывается радужными пятнами на поверхности этих микроозёр, разбрасывая вокруг звенящие серебряные блики. Всё-таки, приятно смотреть, как профессионально Город накладывает лунный макияж, умело пряча мелкие недостатки, века истории и подчёркивая достоинства, прибавляя таинственности, почти кокетничая.

Я старательно обхожу лужи, ботинки и так промокли, а носки уже светятся. Приду домой и первым делом засуну их в морозильник, сушить от света. У меня всего три пары носков: одна в неудобных дырках, вторая - где-то летает, а третья - вот взяла и просветлела. Безобразие, так ведь и простудиться не долго!

Я осторожно лавирую между лужами света и случайными прохожими, а пакет угрожающе натянут, вот-вот и порвётся. Определённо, ему нужна подмога, может, взять второй пакет? Иначе буду потом скакать по всей улице на потеху гипсовым завитушкам зданий и рваным теням прохожих.

Впереди небольшое ателье по пошивке судьбы, может, у них есть?

Перехожу улицу, прохожу мимо театральной тумбы с афишей неизвестной знаменитости и, успев сделать всего полшага на дорогу, как мимо в опасной близости, с рёвом проносятся чьи-то надежды, обдав меня запахом духов, пороха и только что напечатанной водяной бумаги. Блин, совсем не смотрят по сторонам, ещё чуть-чуть и задело бы. Дожился, уже дорогу перейти опасно, и зачем столько надежд понаделали? Если так пойдёт - скоро одни надежды и останутся. Для людей места совсем не будет.

Эх!..

…подхожу к стеклянной двери ателье и заглядываю внутрь, там швея что-то измеряет метром и чертит на ткани чьей-то судьбы шаблоны будущей выкройки. Её гладкие кисти рук, одетые в кружевные перчатки без пальцев «а ля ретро», двигаются с профессиональной неторопливостью умелого гонщика. Взгляд пронзительно жёлтых глаз серьёзен и сосредоточен, она - классик. Не признаёт подушечку для булавок, привязанную к запястью, и держит их во рту, головки булавок кокетливо выглядывают из-за краешка губ, тускло отражая электрический свет настенных бра.

Я залюбовался работой швеи и даже на секунду забыл о тяжёлом пакете. Она беспощадно отрезала любую неточность, любой лишний узел или выбившуюся нитку. Тело лучилось напряжением, и ткань винтажного платья была не в силах этого скрыть. Эта высокая и чуть угловатая женщина без возраста, определённо, была прекраснейшим существом во Вселенной. Без вариантов! А разве мойра может быть не совершенной?! Нужно будет потом прийти сюда и заказать себе новую судьбу - старая совсем истрепалась, скоро стыдно на улицу выходить будет.

Опять же, может, стоит попробовать себя в искусстве соблазнения? Впрочем, сейчас у меня другой интерес. И он, к сожалению, далёк от сексуального.

Решительно толкаю дверь, та скрипуче сообщает миру о моём присутствии, и я, извиняясь про себя непонятно перед кем за причинённое неудобство, слегка придерживаю её, когда она закрывается. Кажется, я чересчур смутился и даже покраснел. С чего бы это?

А скрипит она и правда ужасно. Как будто все двери мира вложили в один единственный скрип все свои стонущие голоса.

Швея, нахмурившись, отрывает взгляд от размеченного полотна судьбы и вопросительно смотрит на меня.

- Доброй ночи, - выталкиваю я слова из пересохшего, сжавшегося от смущения горла, уставившись на её переносицу.

Она строго и равнодушно смотрит в мои глаза, недовольная тем, что её оторвали от работы. Смотрит так, как будто вот-вот что-нибудь кинет в дерзкого нахала.

- Видите ли, мой пакет почти порвался, и вот-вот всё, что я с таким трудом несу, вывалится наружу, не могли бы вы одолжить или продать мне ещё один… нет, два пакета? - выпалил я, справившись с неожиданной робостью.

Её взгляд профессионально окидывает мою наспех сшитую из разных лоскутов судьбу. Потрёпанные полы кармы и стоптанные, искрящиеся звёздной пылью и блестящие лунным светом обеты, и что-то в её глазах смягчается.

- Вам бы прийти ко мне пораньше. Последний пакет отдала клиенту триста секунд вперёд. Извините.

- Но я могла бы вас напоить чаем. Горячим, с чабрецом и ромашкой, – предлагает она после еле заметной паузы, а уголки её губ чуть приподнимаются. Одна из булавок ослепительно вспыхивает на миг отраженным светом, и я понимаю, что Джоконда удавилась бы от зависти, увидев эту то ли улыбку, то ли странное отражение в зеркале.

- Спасибо, вы очень любезны. Но у меня есть крайне неотложное дело. Извините за беспокойство. Доброй ночи.

Я галантно расшаркиваюсь, скрывая вежливой улыбкой нарастающую панику и разочарование в душе. Чабрец – это, конечно, хорошо, но я терпеть не могу чабрец в полнолуние. А вот чай… досадно, но на чай совершенно нет времени.

Пакет-то порвётся, точно порвётся, не донесу. Точно не донесу. Слишком много всего набрал. Да и рассвет уже совсем скоро. Я поворачиваюсь к двери и, уже взявшись за стеклянную ручку, слышу её напевный, хрустальный голос.

- Пакета у меня, к сожалению, нет, но я думаю, что всё же могла бы вам помочь.

Она выходит из-за стола с полотном раскроенной судьбы и скрывается в подсобке, вход в которую скрыт желтой, как свежая Гауда, занавеской.

- У меня остался небольшой лоскут с прошлого заказа, ума не приложу, куда его деть и к чему пристроить, возьмите себе! – слышится её голос откуда-то из глубины помещения. – Заверните свою ношу в эту судьбу. Она крепкая, из хорошей ткани.

Швея выходит из загадочной комнаты, где хранит обрывки и лоскуты чужих заказов, почти вплотную подходит ко мне и протягивает здоровенный кусок небесно-фиолетовой ткани. Кажется, такой цвет называют индиго? Нет?

-Вот… - едва слышно выдыхает она, протягивая мне ворсистый рулон.

- Ой! – от неожиданности я теряю дар речи. Облегчение вспыхивает уверенностью и надеждой, внутри меня загорается тысяча бенгальских огней, и разноцветные драконы, улюлюкая, кружатся в моих мыслях.

- Берите, берите, потом принесёте обратно, если захотите, – говорит она, улыбаясь.

Я принимаю из её рук небольшой, но так кстати пригодившийся рулон судьбы. Наши пальцы слегка соприкасаются, и нас бьёт статическим электричеством.

Теперь ойкает уже она.

Бенгальские огни внутри меня разом потухли. Драконы унеслись в закат, а на месте былого душевного ликования воцарилась вечность, в которую я тут же рухнул, как подбитый биплан. Я падал, теряя ориентиры и остатки разума, а Вечность смотрела на меня её глазами, и внутри становилось тепло и спокойно. Тепло щекочущими внутренности струйками, проникало во все уголки моего тела, и я чувствовал, что начинаю светиться…

Кажется, где-то в темноте той вечности, в которую я падал, зажглась звезда. Или целая вселенная?! А я всё падал, падал и падал…

…интересно, а откуда у этой швеи такая хорошая ткань для её работы? – мелькнула встревоженной ласточкой мысль… Я разворачиваю лоскут и кладу на него пакет, потом сворачиваю судьбу вокруг пакета и завязываю крепким узлом.

- Спасибо вам большое, вы даже не представляете, как вы меня выручили, - говорю я ей, закидывая самодельный мешок за спину.

- Да ладно. Какие пустяки, – отвечает она, краснея и отводя взгляд.

- Знаете, у меня ничего нет, я всё потратил в магазине, но, может быть, вы возьмёте чуть-чуть любви? Это всё, что у меня есть, вплетёте потом в чью-нибудь судьбу, - предлагаю я в порыве щедрости. Больше то у меня, действительно, ничего нет. А жить ещё долго нужно, но… куда деваться, порыв души - отдать последнее за пустяк, в сущности. Если подумать, это всего лишь неровно отрезанный, забракованный, кусок чьей-то судьбы.

Кажется, она смущена ещё больше.

А что я такого сказал?

- Нет, нет, всё в порядке, ничего не нужно, просто возвращайтесь позже. Ваша судьба совсем истрепалась, а карма почти развалилась, я могла бы подремонтировать вашу одежду, приходите потом, позже.

- Хорошо. Я обязательно приду! – вру я ей прямо в глаза.

- Я дождусь! – врёт она закрытой мной двери.

И снова лунный свет течёт по моей судьбе. Попадает за шиворот и холодит кожу, а семиугольные плитки тротуара разносят эхом мои шаги. Не нужно было делать стальные набойки на подошвы. Каждая тень на меня оборачивается. За такие штиблеты и поплатиться можно. Хорошо, что сейчас не солнечный день в каком-нибудь ярком переулке. Иначе бы точно остался без обетов и башмаков. Вручили бы какие-нибудь обязательства на синтепоновых нитках - и ага, гуляй, парниша.

Вот бы пошел дождь. Обычный мокрый дождь, давно уже не было дождей. Тысячу лет не было. Вернее один день. И тысячу лет. Целую неделю.

Люблю дождь. Асфальтовые дороги превращаются в зеркальные отражения, по которым плавно скользят, тихо шелестя шинами, призраки мокрых машин, а монотонный ритм дождя поёт дуэтом с тихо урчащими моторами. Симфония-блюз. Люблю дождь.

Потом, как-нибудь, нужно будет зайти на дождливую гору. Там всегда идёт дождь, гуляет по паркам и скверам, бродит по блестящим тротуарам и мокрым гравиевым дорожкам, осторожно ступает на зелёную траву газонов, смешивая запахи цветов, земли и травы. Хобби у него такое – смешивать запахи в акварельных тонах. Рисует для слепых. Я хоть и не слепой, но иногда, под настроение, тоже способен оценить и почти прочувствовать всю гениальность его творений.

Ещё три поворота, пять прямых - и я дома!

Что-то в мешке неудобным углом впивается куда-то под лопатку. Переложив его поудобнее, я заодно оборачиваюсь, чтобы увидеть пройденный путь и вижу, как лужи лунного света медленно испаряются под взглядом встающего солнца. Блин, ну, точно не успею.

А успеть нужно! Салюты быстро портятся на солнце. Вот же угораздило меня, дурень дурацкий! Дождался бы заката и тогда пошел в магазин, так нет же - приспичило ему, видите ли, перед рассветом, облака, видите ли, красивые были. Тьфу ты! Кстати, надо будет не забыть набрать в банку немного малиновых облаков - к чаю.

Блин, какие облака? Какой чай? О чём я думаю? Домой, скорее!

Я чуть ускорил шаг, почти не чувствуя веса мешка, хорошую судьбу мне однако швея дала. Богача, наверное, какого-нибудь, ходит сейчас и в ус не дует. Впрочем, такие пешком не ходят, их надежа носит. Хм. Ну, да ладно. Зависть это не очень хорошо. Зато я красивый и умный, и у меня есть полный мешок бабочек. Вот так то!

Я представил, как показываю язык, и даже на самом деле чуть-чуть высунул кончик языка «бе-бе-бе», потом представил, как это должно выглядеть со стороны, и непроизвольно хихикнул. Хихик соскочил с языка, и я ловко поймал его на уровне пояса. Всё-таки я тоже могу быть богатым! Когда хочу, конечно. Один хихик, да в некоторых местах - очень ценная вещь. Так что в карман его, в карман!

Солнце лениво открывало один глаз, и последствия этого растеклись малиновым окрасом по небу.

Вот же гадство. Всё! Не успел!!! Идти ещё полквартала, а толку то?! Салюты пропадут и тут же испортят все продукты в пакете. Есть такое свойство у них. Вот же засада!

Я остановился посреди улицы и беспомощно уставился на фонарный столб. Он почти потух. Еле-еле тлел. Плавно накрывающий всё рассвет оттенил подтёки лунного света на его чугунном теле. Я отвернулся от фонаря, и мой взгляд, как стрела, воткнулся в стену какого-то дома. Свет Луны уже стёк с неё и испарился, она была серой и кое-где, между кладкой кирпичей, были видны щели, в которые входил ветер. Ну вот. Я почти дома. Это Дом Жёлтого Ветра. Он всегда немного простужен, и поэтому голос у него чуть свистящий и часто хриплый. И дверей у него нет в доме. Только окна и щели в кирпичной кладке.

А рассвет тем временем катил безжалостной волной по улицам и крышам. Ночные тени таяли и пропадали вместе с присущим только им волшебством. Вокруг запели какие-то мелкие и голосистые птицы, радуясь появлению солнца, деятельные мелкие существа шныряли туда-сюда и довольно улыбались. Такое ощущение, что они все выиграли в лотерею. Ну, встало солнце, оно так каждый день делает, чего в этом такого нереального, что нужно устраивать такой ажиотаж?! Могло бы, кстати, и подзадержаться на полчасика сегодня.

Не успел.

Я аккуратно поставил мешок с праздником на тротуар и сел рядом с ним, привалившись к стене. Задница твёрдо устроилась на семиугольной плитке, а взгляд тупо вперился в её семиугольную реальность.

Можно мочить валенки на лето. А потом солить их и продавать. Туристам. Японским.

В магазине я спустил всё, что копил очень долгое время, именно для того чтобы купить недостающие ингредиенты. Теперь придётся начинать всё с начала. Определённо, пора судьбу менять.

Стоило торопиться, чтобы вот так вот разочароваться?

На меня пахнуло свежестью и прохладой, смесью запаха лесных трав и раскалённого асфальта.

Хм.

Я принюхался, пытаясь вспомнить, почему мне так знаком этот запах и почему он зажег робкий, еле тлеющий огонёк надежды, непроизвольно поднял голову и заметил, как огромная, почти ночная тень накрыла дома и улицу вокруг меня. Грозовая туча. Тихая, как пантера на охоте, подкралась по крышам, не сводя хищного взгляда с рассвета…

Ранние птахи испуганно пропали, утренние жители заползли туда, откуда выползли, и наступила тишина, нет, даже не так, наступила ТИШИНА.

Да детка! Да, да, да!!!

Я схватил мешок и взвился, как реактивный болид на старте. Теперь главное - добежать.

Гроза и рассвет… нет более романтичных любовников. Пока они там будут разбираться, кто из них главнее и красивее, я успею добежать до дома.

Гроза чуть поджалась, и… крыши домов приобрели цвет припорошенного пылью свинца, радуга испуганно плеснула где-то в стороне и пропала, оставив пару лоскутов на острых завитушках фонарных столбов. Всё вокруг замерло, вдохнуло и задержало дыхание…

На какое-то мгновение всё внутри меня застыло взведённым ожиданием - не в силах оторваться от того момента, когда рассвет встретит грозу.

И они встретились.

Танго.

Какое-то совершенно нереальное танго, по-другому не назовёшь.

Рассвет неумолимо наступал на грозу, а она яростно хлестала молниями в крыши Города. Её чернильное тело кипело и ярилось всеми оттенками свинца с углём, она рвалась и металась, а он раздевал её своим взглядом, интригующе оттеняя её ярость своим светом. Сквозь неё пиками пробивались безжалостные лучи восходящего солнца, которые она не менее беспощадно обрезала, и они бессильными лентами падали на мостовую. Напряжение в воздухе ощущалось физически, душа безумно металась в скачущем по кочкам эмоций сердце. Я всё ждал, когда же хлынет дождь… ну, или хотя бы гром ударит по ушам и стёклам, но… схватка\объятия грозы и рассвета происходили совершенно бесшумно. Даже ветер юркнул в какую-то щель и смущённо подглядывал за их танцем, не смея вмешаться. Всё, что происходило между ними, происходило там, в небе.

Кстати, судя по цвету и скорости грозы, дождь хлынет нешуточный. Смоет всё и всех. Ну, или, по крайней мере, постарается. Это вам не романтичный мечтатель с горы, это настоящий дикий ливень.

Перспектива быть смытым потоками воды меня совсем не прельщала, ну, ни капельки.

Блин, а чего же я тогда застыл?

Перед глазами ещё раз возникло видение бушующего ливня.

Ух, ёлки!

И я сорвался с места, как настоящий спринтер.

Стоило только сделать первый шаг, как ему усиленным эхом ответил гром. Где-то жалобными осколками осыпалось стекло. Ну, ни фига себе озвучка!

И тут началось! Музыка, под которую танцевали рассвет и гроза, наконец, догнала данный район действительности, и её стали слышать не только они, но и все, кто волей или неволей попал в эпицентр их страсти.

Я бежал так быстро, как мог, улица была пуста, никого - ни тени, ни надежды, только каменные стены домов, асфальт дороги и плитка тротуара. Один раз чуть не упал, заметив, как танцует молодая молния на верхушке фонаря какой-то безумный языческий танец. И как гроза выпускает их на люди в таком состоянии?

Перескакивая с крыши на крышу, они сплетались и расплетались почти кельтскими узорами, изгибались и ломались, стелились светящимися змеями по земле и воздуху, закручивались спиралями, метались шарами, некоторые даже гонялись друг за другом, трещали и гудели, и казалось, что они будто смеются.

Молнии вообще вели себя так, как будто перед выходом съели по пачке экстази. Упоротые в хлам молнии. М-да. Определённо, не стоило ходить в магазин, посидел бы лучше дома, сварил свежий сон. Вот же блин!

Одна не в меру расшалившаяся молния обвила меня, пронзила судьбу насквозь, достала до тела, куснула сердце, так, что оно перестало биться, и довольно гудя, унеслась за другой молнией. Я от таких нежностей полетел, кувыркаясь на землю. Начальный старт был хороший, и скорость, которую я успел развить, стремясь поскорее попасть домой, для бегущего человека была вполне приличной. Именно поэтому моё падение стало таким эпическим. Спасибо электричеству, разновидности метанфетамина и тому, кто сумел объединить оба этих безумия.

Почти долетев до земли, я рефлекторно сжался вокруг мешка, в отчаянном порыве сберечь покупки. Плитка, как любящая бабушка, приняла меня в свои… какая неожиданность, твёрдые объятья. Я прокувыркался несколько метров и, не тратя время на охи, а также ревизию уцелевших частей тела, тут же вскочил и, прихрамывая (подвернул всё-таки ногу), побежал дальше.

Почти дома, ещё чуть-чуть. Вот уже и арка моего двора, домой, домой!

И тут в игру включился ветер. Очевидно, наблюдая за тем, как молнии сходят с ума, решил, что и ему не грех составить им компанию. Он ворвался в танец молний, как цунами. Всё, что не было закреплено, тут же было поднято в воздух и отдано на растерзание молниям, ставни и створки окон громыхали стёклами или просто отрывались и весело улетали в небо.

Неет, это уже был не просто ветер. Это Ураган! В дальнем конце улицы из воздуха, грациозно изгибаясь, плавно, в такт дикому ритму бури, появился белоснежный смерч, и молнии тут же начали танцевать вокруг нового участника шоу под названием «Апокалипсис».

Я пробежал арку, увернувшись от очередной расшалившейся молнии, за какие-то секунды пересёк внутренний дворик дома и вбежал в подъезд. Любопытная молния, хихикая, тут же увязалась за мной.

Этого мне ещё не хватало!

Я обернулся и, посмотрев на неё строго, погрозил пальцем. Мол, кыш отсюда!

Ага, та, недолго думая, протянула одну из своих рук и так шарахнула меня потоком электронов, фотонов и прочих элементарных частиц, что я, пролетев один лестничный пролёт, основательно впечатался в чью-то платиновую дверь. Дверь выдержала, молния, хохоча, унеслась куда-то вверх, а я, ухватившись за большой палец правой ноги, тащил почти отлетевшую душу обратно.

Как только мне удалось запихать её в обмякшее тело? С опаской огляделся по сторонам. Ветер, смерчи, молнии и опаздывающий на праздник ливень были где-то снаружи, чего им всем и желаю.

Душа недовольно колыхнулась внутри, устраиваясь поудобнее, и досадливо пнула меня куда-то в область печени, отчего я испуганно икнул и, наконец, понял, что можно уже, то есть пора бы для разнообразия начать дышать. Первый вздох отдался нудной болью в сломанном ребре. Я попробовал вдохнуть ещё раз. Не вышло.

А дышать то нужно. Деваться некуда, я же не зомбя какая - некультурно жить и не дышать, соседи не поймут. С пятой попытки мне всё-таки удалось набрать в лёгкие немного воздуха. Дальше - больше, вроде задышал. Нормально, дышу - значит, живу… ну, в данном случае, по крайней мере.

Я схватился за холодную незыблемость подъездных перил и подтянулся.

… ну, скажем, встать с первой попытки мне тоже не удалось, тем не менее, чуть пошатываясь, я стоял на ногах и, стараясь не думать о том, что происходит с содержимым моего мешка, двинулся по лестнице наверх. Бесконечно долго поднимаясь на свой этаж, я в очередной раз проклял идиотскую привычку селиться на самом верху и при этом игнорировать любое существование лифтов. Впрочем, нет, в этот раз я очень выразительно проклял взглядом несгораемый куст сирени, растущий из общественного подоконника. Вставив (с первой попытки попал!) ключ в замочную скважину, я открыл дверь и почти ввалился внутрь квартиры. Почти, потому что я всё-таки не ввалился, а элегантно размазался по стенке, рухнув на пол с чувством убитого на войне героя, перевыполнившего все долги перед страной, самым главным дядей, миром, галактикой и всеми женами – сразу, как минимум, на четыреста лет вперёд. Я крут! Вау мне и медальку!

Лежа на полу, лениво лягнув входную дверь квартиры, я услышал, как опоздавший ливень всё-таки добрался до моих окон и барабанил в них одному ему понятным ритмом. Под этот ритм, посоветовавшись с собой, я согласился, что пару минуток можно поваляться, и так, прикрыв глаза, приходил в себя. Зато не промок. Не промок. И пакет донёс…

Тут я с ужасом понял, что мой мешок с праздником остался лежать недалеко от платиновой двери, тринадцатью этажами ниже.

-……!

А куда деваться? Сосед после такого «постучаться» откроет, глянет на вмятину в своей драгоценной двери, почешет репу, плюнет в сторону и тут заметит мой мешок с праздником. Вот радости то ему будет! Главное, как готовить то - не знает. Попортит всё - и толку никакого, и сам расстроится. Обидно.

Блин, ну, не зря же я пёр этот долбаный пакет через полгорода, да ещё и огрёб так нехило под конец. Ведь не зря же?

Депрессия и усталость навалились сверху и придавили меня к полу, как две изголодавшиеся по телу маньячки. Встать не было решительно никакой возможности.

Веки медленно сомкнулись, и я,(на всякий случай) цыкнув на подозрительно притихшую душу, то ли уснул, то ли потерял сознание.

Продолжение рассказа



Комментарии

Мы будем очень признательны, если вы оставите отзывы по уже опубликованным текстам. Обещаем отнестись ко всем комментариям и просьбам с особым вниманием, ведь наш сайт создан для людей!

15/12/2016 15:39Камила Акилова
Ну я незнаю,заходите вы ли еще сюда или нет(я к автору
обращаюсь)Но я ы хотела вам задать пару вопросов.Ну
конечно же сказать спасибо за такой жизнерадостный
веселый рассказ.
12/08/2014 19:51Вики
ех. . .спасибо
19/06/2013 21:45TinQ
Спасибо Вам за такой ободряющий коментарий. Ваши слова
вдохновляют и вселяют уверенность в своих силах:)
19/06/2013 17:03Ляйля
Я просто в восторге от этого произведения. Читала с
умилением, полностью реально погрузившись в события.
Смеялась, удивлялась четкому и удачному описанию
ощущений.А где-то даже всплакнула от переполнивших
меня чувств. Как будто всё это -я сама, мой внутренний
мир, который скрывается под маской бытия.Может
показаться, что я излишне синтиментальна, ну вот такая
у меня ранимая душа, которая верит в чудеса и что-то
прекрасное... СПАСИБО!

Ваше имя:
Сообщение:
защитный код
Код:


Понравились материалы нашего сайта? Мы будем очень благодарны, если вы порекомендуете их своим друзьям.







Весь материал сайта ORIGINAL-TEXT.RU является авторским, поэтому копирование, перепечатка и последующее использование любого контента с его страниц возможны только с размещением активной ссылки на WWW.ORIGINAL-TEXT.RU и указанием авторства.
Спасибо за понимание.

Protected by Copyscape Online Plagiarism Detector